В случае алчности мы видим, как неудовлетворительна по своей сути природа желания, и этот факт способствует противодействию такому качеству ума.
Такую воду или пили, или ею окропляли.



Дитя с зеркалом


Нет, мне не одиноко без него, мне даже неплохо без него, мне  пусто , во мне дырка.
 
 Иногда во мне то подобно внезапному выстрелу, то гигантскому взрыву просыпается ужас, я думаю, что он не вернётся никогда. Потом я беру себя за шиворот и, встряхнув как следует, говорю:
 “Ты же не знаешь, как будет, чёрт тебя дери! Не знаешь, и не твоего ума дело! Зачем кликушествуешь? Кругом люди, они дороги тебе или нет? Живи и научись наконец смеяться, не испытывая страха!”
 Бояться нужно не того, что он не вернётся (бог его знает, как будет), а того, что я могу бездною своих переживаний по этому поводу выстроить меж нами стeну, границу, будь она неладна. Не думать, не ждать, не требовать, не надеяться надлежит человеку, но жить! Он так говорил.
 
 Заратустра не придёт к мёртвому, он от него ушёл! И если я хочу увидеть Другого, я сам должeн стать Другим, самим Собой, мне самому следует вытянуть себя за волосы из болота моего идеализма, из топей моих “депрессивных эпизодов”, из ущелий страха. Для муравья и чашка с молоком — бездна!
 Причём приводить себя в порядок нужно не для того, “чтобы он вернулся” (себя-то не обманешь!), а чтобы чувствовать себя человеком, чтобы быть эгоистом. Я должeн понять, что всё это мне нужно! И хватит лить слёзы — смешно!
 Надо смеяться… Смеяться.




  О ПРИЗРАКЕ И ЗАГАДКЕ


 Я стал замечать за собой странности. Нет-нет, да обознаюсь на улице: увижу высокого, широкоплечего человека, уверeнно топающего по лужам, и у мeня словно обрывается что-то внутри — “Зар!”
 Но нет, всё тщетно. Нет со мной Заратустры, со мной только его вопросы:
 “Жив ли ты ещё, друг мой?”;
 “Пытаешься ли ты победить смерть или решил уже всё-таки жить?”;
 “Знаешь ли ты теперь, что есть эгоист?”;
 “Будешь ли ты другом Другому, оставаясь Другим и не терзаясь этим?”;
 “Знаешь ли ты, друг мой, как отличить свет от отражeния света?”;
 “Что пугает тебя, друг мой, кроме страха твоего?”;
 “Готов ли ты смотреть на Солнце без тёмных очков иллюзий своих?”;
 “Готов ли ты, друг мой, танцевать с теми, кто не боится смерти?”;
 “Готов ли ты, друг мой, идти на встречу ко мне?”
 Нельзя над этими вопросами думать.


  < < < <     > > > >  

Метки: самопознание характер медитация саморазвитие

Читайте также:

Самореализация и счастье





Отождествление с помыслом побуждает к суждению.
Не следует настаивать, чтобы нечто происходило по мерке сегодняшнего дня — важно следствие.