Я обнаруживаю себя в актах, где я даю, и я хорошо осознаю, что я даю, причем понимаю, что отдача не совершается в величайшей чистоте.
Когда говорю о сознательности труда, имею ввиду озарение, которое дается при сознательном труде.