Мы можем убеждать себя не стремиться к высочайшему переживанию, потому что знаем, что оно представляет собой всего лишь часть преходящего зрелища; тем не менее иногда мы отмечаем, как обусловленный ум жаждет стать чем-то иным, нежели то, что он есть.
Хуже, если тебе покажется, что ты владеешь всеми.



Поэтому во время нашей величайшей надежды на контакт с жизнью мы имеем для этого наименьшие возможности.
Потому пусть каждое сердце принесет лучшую мысль Миру Высшему.