Постепенно мы доходим до того, что можем с ясностью наблюдать приязнь и неприязнь.
Может быть, мысль предназначалась для сокровенного сознания.



Мы судим обо всем и все комментируем с этой точки зрения, с точки зрения образа самих себя в данный момент, с точки зрения счастливого «я» с его пристрастиями или с точки зрения скучающего «я» с его желаниями.
Если кто не трепещет осознанием творящей красоты, он не будет работником на поле творчества.