Мы полны прощенья к себе, полны освобождения, полны понимания.
Если что-то содержит в себе тупое отрицание без построения мысленного, нужно смотреть на такое убожество, как на безумие.



Не с чувством вины, а с пониманием того факта, что мы спотыкаемся, что мы все бываем незрячи.
Понять хотя бы частицу жизни на иных мирах уже останется ярким воспоминанием навсегда — такое приближение уже есть озарение сознания.