Привязанность заставляет нас желать поощрения некоторых образов или чувств и отбрасывания других; иными словами, мы хотим что-то с ними делать .
Совершенно исключается эволюция, где люди не признают возможности познавания беспредельного.



Дитя с зеркалом


Но радость не рождается на руинах, радость — дитя созидания. Отрицая то, что приносит нам горе, мы не строим обитель для радости нашей. Разбушевавшийся пожар губит, невзирая на лица.
 
 Радость — птица, её надо прикармливать, мы же отпугиваем радость свою гневом собствeнным. А прикормишь её, так она и сама поселится в твоём доме, но нельзя посадить её в клетку. В клетке не поют, в клетке умирают.
 
 Достигая желаемого, мы радуемся. Но кто же будет радоваться, если другому плохо? В наших же интересах, чтобы другому хорошо было. Так что подлинный эгоизм — это альтруизм высшей пробы.
 
 Мужество не в том, чтобы отстаивать собствeнные интересы (это воинствующие идеалисты так думают), и не в том оно, чтобы отказаться от собствeнных интересов (это смирeнные идеалисты так думают).
 
 Мужество в том, чтобы увидеть то, что ты действительно хочешь, не отрешаясь, пeняя на судьбу и правовые нормы.
 
 Зачастую наши интересы не только трудно разглядеть, но и стыдно признать.


  < < < <     > > > >  

Метки: самопознание характер медитация саморазвитие

Читайте также:

Самореализация и счастье





Мы чувствуем, что этот процесс совершается на фоне неразличенной открытости, что ум ежемгновенно возникает и исчезает в безграничном пространстве.
Она называлась гибелью, она ставилась в упрек как противовес продвижению.