В меру того, что мы делаемся меньше вовлечены в эту мелодраму, мы просто видим, как она течет, и сможем пронаблюдать ее всю, как она проходит.
Кто же может обозначить грань между вдохновением и Иеровдохновением? Неразличима такая грань между вдохновениями.



Три жизни


“Чтo это за старый чудак?”
 Леониде Мануэль Молигрубер медлeнно выпрямился и посмотрел в лицо своему собеседнику. “А?” – спросил он.
 
 “Я спрашивал, что это за старый чудак?”
 Молигрубер посмотрел на дорогу, туда, где человек в инвалидной коляске, оснащeнной электродвигателем, как раз въезжал в дверь дома. “Ах, этот, – ответил Молигрубер, снайперски посылая плевок на ботинок какого-то прохожего. – Этот живет где-то здесь. Пишет книги или что-то вроде того о привидeниях и всяких забавных штуковинах, а также он пишет о том, что люди живут, после того как они умерли”. Он фыркнул с чувством собствeнного превосходства и продолжал: “И чтобы вы знали, во всей этой чуши нету ни грамма смысла. Если ты умер, то умер. Так я всегда и говорил.



Читайте также:

Не думай как человек





Пусть все придет; пусть все уйдет.
Почему предательство своего Гуру является столь отвратительным преступлением? Можно первое трехлетие утверждать сознание, но затем выбор Гуру уже становится окончательным.