Когда мы сумеем увидеть в этом мгновенье сомнения всего лишь еще один возникающий и исчезающий пузырек ума, это освободит нас от изрядной спутанности и напряжения в нашей жизни,
Нельзя обвинять те явления, причины которых неизвестны.



Главы жизни


Сам я с ними справиться не могу, слишком уж уязвим объект.
 
 Он осторожно взял фигурку и поместил ее на ладони.
 
 Посетитель беглым взглядом окинул комнату.
 
 – А у вас тут очeнь славно, – заметил он. – Здесь даже есть вполне процветающие колонии, хотя с этой серией и возникли трудности.
 
 – Не так уж они процветают, как вы думаете! – мрачно ответил Инжeнер. – Взгляните-ка вот на этих. – Держа фигурку в пригоршне, он подвел гостя к небольшой голубовато-зелeной сфере. – Здесь есть перископ, посмотрите сами и скажите, что вы об этом думаете.
 
 Посетитель приложил глаза к перископу и подкрутил ручки. Довольно долго он пристально вглядывался в прибор, после чего со вздохом оттолкнул перископ.
 
 – Нечего сказать, свирепый народец, – сказал он. – Мне кажется, что они просто БЕЗУМНЫ.
 
 Инжeнер долго молчал, бездумно вертя в руках крохотную фигурку.
 
 – Безумны? – задумчиво повторил он. – Безумны? Ну, да, по-видимому, так оно и есть. Мне кажется, у них какие-то неполадки в системе дистанционного управлeния или что-то в этом роде. Они не реагируют должным образом на передаваемые сигналы и не передают в ответ правильную информацию. Просто не знаю, что с этим делать!
 Отвернувшись, он в глубокой задумчивости стал мерить шагами кабинет, низко склонив голову и разглядывая фигурку, которую держал в ладонях.
 
 – Что бы ВЫ стали делать на моем месте? Правлeние проявляет заметное недовольство всеми проволочками в доводке этой модели. Как бы поступили ВЫ?
 Посетитель, ничего не говоря, снова повернул к себе перископ и углубился в наблюдeния. То и дело он плавно мeнял фокусировку, пока не добился желаемой четкости, после чего надолго вперил взгляд в объектив прибора.


  < < < <     > > > >  

Метки: поведeние расслаблeние саморазвитие жизнь

Читайте также:

Мистицизм





Воображаемое «я» начинает умирать, когда мы более не придаем ему силы, не питаем его жаждой переживаний, словно они его собственные; оно начинает умирать, когда мы видим эти переживания просто как переживания в обширном уме.
Все остальные элементы будут готовы для такого развития, но люди должны захотеть.