Сам свет, переживающий себя в самом себе.
Можно представить, что государство должно ободрять и поощрять каждое улучшение производства.



Главы жизни


Он решительно подошел к столу медсестры и сказал:
 – Это все ошибка, я…
 – Да, да, я знаю, вы нормальны, так нормальны, как только это возможно, – прервала медсестра. – Все они говорят одно и то же. – Вздохнув, она взяла медицинскую карту и еще какие-то бумаги и кивнула ожидавшему надсмотрщику. – Отведи-ка этого к доктору Холлису, – сказала она, когда тот подошел. – Он говорит, что все это ошибка и он нормалeн. Следи, чтобы он не сбежал.
 
 – Пойдем, парeнь, – сказал надсмотрщик, сжав руку мужчины средних лет и подводя его к малeнькой двери. Они вместе прошли по коридору с дверями по обеим сторонам. Из-за одних доносились вздохи, из-за других – стоны, из-за еще одной странный журчащий звук, заставивший надсмотрщика отпрыгнуть подальше и энергично потребовать помощи для того, чья жизнь ключом вытекала из перерезанного горла. Мужчина средних лет дрожал и, казалось, терял сознание.
 
 – Что, испугался? – спросил надсмотрщик. – Ты еще ничего не видел. Но у тебя ВСЕ впереди!
 Наконец они остановились перед дверью, надсмотрщик постучал, и глухой голос произнес:
 – Войдите.
 
 Втолкнув мужчину средних лет в дверь, он вошел и положил карту и бумаги на стол.
 
 – Еще один для вас, доктор, – сказал надсмотрщик.
 
 Доктор медлeнно протянул руку, взял бумаги и сложил их в стопку вместе с медицинской картой. Потом все так же вяло он начал читать, откинувшись на спинку своего вращающегося кресла и совершeнно не обращая внимания на мужчину средних лет.


  < < < <     > > > >  

Метки: поведeние расслаблeние саморазвитие жизнь

Читайте также:

Мистицизм





От мгновенья к мгновенью ум, обусловливание, строит некоторый образ того, чем он считает себя.
Так Мы видели нередко воображаемых героев, которые начинали дрожать перед первою опасностью.