Когда все, чем мы воображаем себя, видно в своей – в сущности пустой, непостоянной – природе, мы глубоко чувствуем поверхностность отдельного «я».
Летаргия есть особое необъясненное состояние между сном и смертью.



Мистики и маги Тибета.


– Визит к ламе-созерцателю. – Я покидаю Гималаи.


* * *

 – Итак, решeно. Давасандюп поедет с вами в качестве переводчика.
 
Неужели я разговариваю с человеком?… Или это крошечное желтовато-смуглое существо в одеянии из оранжевой парчи с бриллиантовой звездой, сверкающей в шапке, – дух, спустившийся с окрестных гор?
 Говорят, этот человек – воплотившийся лама и наследный принц гималайского трона. Но сейчас он кажется мне призрачным видeнием. Должно быть, сию минуту он исчезнет, как мираж, вместе со своей пестрой свитой и парадным конем в попоне из желтого сукна.

Принц – часть сказочного мира, в котором я теперь живу – или, по крайней мере, мне кажется, что живу – вот уже две недели.


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





А вот когда осознавание нацелилось и сфокусировано на вдохе и выдохе, то все прочие аспекты ума и тела, как процесса, сами собою попадают в отчетливый фокус при самом своем зарождении.
Она, наподобие гремучего газа, представляет опасность взрыва.