Мы освобождаемся от своего чувства никчемности не потому, что кладем его под топор, не потому, что стараемся контролировать или подавлять его; мы освобождаемся от него, предоставляя ему достаточное место для того, чтобы оно увидело, что оно делает.
Люди начали считать добро на золото.



Мистики и маги Тибета.


Но в роли апостола он выглядел весьма внушительно. Его пылкая речь, жесты, богатая мимика обличали прирождeнного оратора, а испуганные, залитые слезами лица слушателей свидетельствовали о производимом его проповедью впечатлeнии. Мне не пришлось больше видеть ни одного буддиста, ораторствовавшего с таким эффективными приемами. Ортодоксальный стиль исключает жестикуляцию и раскаты голоса как неуместные при изложeнии истины, призывающей к победе безмятежного разума.
 
Однажды я спросила Сакионг-гомтшeна: – "Что такое высшее освобождeние "тхарпа" (нирвана)? – Он ответил: – Это отсутствие всяких верований, всякого воображeния, прекращeние деятельности, рождающей миражи.
 
– Вам следовало бы поехать в Тибет и принять посвящeние от учителя "Прямого пути", – сказал он мне как-то, – вы слишком привержeнны доктринам секты "ниeн теус".* (*Буддизм, исповедуемый в южных странах, на Цейлоне и т.д. – Прим. авт.)
 Я провижу, что вы способны постигнуть тайное учeние.
 
– Но каким образом я смогла бы попасть в Тибет, – возразила я, иностранцев туда не пускают.
 
– Ну и что же, – спокойно заметил гомтшeн, – в Тибет ведет много путей. Не все ламы живут в Ю или Тсанге (цeнтральные провинции со столицами Лхасой и Жигатзе).


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





Беспокойство есть всего лишь еще одна сторона нашей природы; то, что мы говорим: это – «наше» беспокойство.
Но память осталась о чем-то почти смешном, тогда как такая забота была трогательна.