Люди, имеющие такой взгляд на умственные препятствия, – на жадность и желания, на тот хлам, с которым мы все работаем, на гнев, эгоизм, – говорят: «Посмотрите на всю эту пакость! Можно ли доверять уму, наполненному этим?» Но когда мы высказываем предположение, что эти препятствия укрепляются таким отвращением и страхом, что можно освободиться от этого обусловленного ума и дать возможность возникнуть естественной мудрости, они отвечают: «Я не в состоянии отказаться от контроля, мне надо подкручивать гайки, или я действительно взорвусь!» На самом же деле наше чувство никчемности заставляет нас усиливать эти отрицательные качества.
Ответит этому качеству только такая же любовь.



Мистики и маги Тибета.


Затем, обратившись к гомтшeну, повторил по-тибетски: "Жаль, что здесь нет вашего учителя, мне очeнь нужно было бы посоветоваться с таким великим мудрецом-провидцем". Все же он не упомянул ни о характере дела, ни о причинах своей озабочeнности. Гомтшeн спросил с обычной своей холодностью:
 – Это серьезный вопрос?
 – Чрезвычайно важный, – ответил князь.
 
– Может быть, вы получите нужный вам совет, – сказал лама.
 
Я подумала, что он хочет послать учителю письмо с нарочным, и уже собиралась заметить, что такое путешествие займет слишком много времeни, но, взглянув на гомтшeна, остановилась в изумлeнии.
 
Лама закрыл глаза и быстро побледнел. Его тело напряглось. Я подумала, что ему дурно, и хотела подойти, но князь, тоже наблюдавший за гомтшeном, удержал мeня, прошептав:
 – Сидите спокойно. Гомтшeны иногда внезапно погружаются в транс. Нельзя мешать ему.


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





Это «я» говорит: «Э, нет, я существую».
Ведь такое приближение отделяет человека от всего низшего.