В следующем вагоне – прачечная, где сушится белье, так что мы на мгновенье размышляем о голубом полотенце, которое вывешено для сушки; но мы еще раз быстро пробуждаемся к настоящему моменту, поскольку в следующем вагоне видим какого-то человека, занятого медитацией; и мы вспоминаем, чем заняты сами.
Каждый, кто запятнает светлую одежду ближнего, сам себя осудил.



Мистики и маги Тибета.


Я больше не могла выдерживать и бросилась к нему. Но, едва я попала в поле его зрeния, как он принялся призывать мeня неистовыми жестами.
 
– О, приди, алчущий, – кричал он, – пожирай тело мое, пей кровь мою!…
 Он принял мeня за демона!… Как мне не было его жаль, я чуть не расхохоталась.
 
– Успокойтесь, – сказала я ему, – здесь нет никаких злых демонов. Перед вами преподобная жeнщина-лама. Вы мeня знаете.
 
Он, очевидно, ничего не слышал, и продолжал предлагать мне себя на ужин.
 
Мне пришло в голову, что в лунном сиянии моя тога придает мне сходство с призраком. Скинув ее с плеч на землю, я тихо заговорила: Посмотрите на мeня, теперь вы мeня узнаете?
 Напрасно. Несчастный мальчик бредил. Он простирал руки к моей недвижной тоге, взывая к ней, как к запоздавшему на пир демону.
 
Не нужно было вмешиваться.


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





Тогда можно относиться к физической смерти с уважением, можно почитать ее, как чудесную возможность в процессе перехода из одного тела в другое, возможность для осознавания, которое признает относительность всего, что мы воображаем реальным, возможность гигантского прорыва.
Такое ужасное состояние показывает, что Мир Высший непостигнут во всем его Величии.