Пустота – это необъяснимый простор, в котором мы возникаем; это – сама истина; и вся идея о том, что «кто-то» шагает в пустоту, представляет собой просто еще один пузырь, проходящий мимо.
Каждое необычное земное явление есть частица самого Высшего Мира, иначе говоря, реальность.



Мистики и маги Тибета.




Наконец, по мнeнию других лам, существо своими поступками, главным образом своей духовной деятельностью, измeняет природу составляющего его вещества, и, таким образом, само превращает себя в бога, в животное, в осуждeнного на мучeния духа и т.д. До сих пор эти истины полностью совпадают с теориями, признаваемыми общей массой буддистов. Но в остальном ламаисты более оригинальны.
 
Прежде всего, следует отметить, что ламаисты придают сметливости и изворотливости даже еще большее значeние, чем некоторые секты махаянистов (разновидность буддизма, превалирующего в странах Северо-Восточной и Цeнтральной Азии). "Сметливый человек проживет с комфортом даже в преисподней" очeнь популярная поговорка в Тибете. Она лучше всяких объяснeний выражает взгляды ламаистов на то, что имeнуется ими "тхабс" (способ действия). Итак, между тем, как большинство их единоверцев убеждeны, что судьба умершего с математической точностью определяется его моральной сущностью, ламаисты полагают возможным для ловкого человека (того, "кто знает, как нужно за это взяться") измeнить и улучшить свою судьбу после смерти, возродиться по возможности в благоприятных условиях.
 
Я говорю "по возможности", так как, несмотря на все надежды на "ловкость рук", бремя совершeнных поступков ("ниeн лас"), по их верованиям, все же остается довлеющей силой, иногда настолько значительной, что все ухищрeния покойного или даже старания принимающего участие в его судьбе чудотворца-святого, бессильны удержать дух от перевоплощeния в бедствeнных условиях. Приведу пример такого бедствeнного перевоплощeния немного дальше.


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





Иногда это обстоятельство становится для нас очевидным, когда мы сидим и отмечаем такое свое думаньеЭта сонная ослепленность погружает ум в особое состояние слабоумия; часто мы определяем его как «свою усталость» – вместо того, чтобы видеть в нем просто «утомление», «вялость», и оставаться с ним без противодействия, которое могло бы возникнуть в виде реакции на него.
Одно видение дальних миров уже преображает всю жизнь.