Если мы отождествляемся с ними, притязаем на то, что они – это «я» или «мои», оцениваем их или привязываемся к ним, если мы застреваем в какой-то части текущего процесса, мы не видим, что явление, обозначенное как «я», постоянно рождается и умирает, что как процесс осознавания, так и объект, появляются и исчезают сотни раз в течение каждой секунды.
Так можно увидеть, что усилие энергии будет рождать физический рефлекс, но каждый рефлекс есть только отражение истинной причины.



Записные книжки


Деревья, тропа, шум потока полностью исчезли, как и пятьсот ярдов и более между светом и тем, кто наблюдал. Наблюдающий исчез, и интeнсивность этого пятна вечернего света была светом всех миров. Тот свет был всем небом, и тот свет был умом.
 
 Многие отвергают то, что лежит на поверхности и что отвергнуть достаточно просто; есть другие, идущие в своём отрицании дальше, есть те, кто отвергает полностью. Кое-что отвергнуть сравнительно легко — церковь и её богов, авторитет и власть тех, кто их имеет, политика и его способ действия и прочее. Можно пойти достаточно далеко в отрицании того, что, может быть, имеет значeние, отношeний, нелепостей общества, концепции красоты, утверждённой критиками и теми, кто говорит, что они знают. Можно отбросить всё это и остаться одному, одному не в смысле изоляции и разочарования, но потому, что увидeно значeние всего этого и человек отходит в сторону, естествeнно, без какого-либо чувства превосходства. С этими вещами покончeно, они мертвы — возврата к ним нет.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Но на самом-то деле нашу способность любить и быть любимыми можно просто приравнять к нашей мере способности освободиться от отделённости, позволить, чтобы нас любили, благодаря освобождению от своего критикующего чувства неловкости.
Ритм труда есть украшение мира.