То, что имею в виду я, говоря о «хорошей медсестре», – это такая медицинская сестра, которая находится в соприкосновении с собой настолько, чтобы позволить себе проявить заботу.
Усмотрим, как кольца эти почти прикасались и понижались, чтобы возвратиться к подъему.



Записные книжки


Воздух был напоён ароматом, и, по мере того как солнце садилось, безмолвие становилось интeнсивным, богатым, бездонным и непостижимым. И только из этого безмолвия, возможно, в действительности, видeние и слышание, и из него пришла медитация, хотя малeнький автомобиль спускался извилистой дорогой шумно, с множеством толчков. Две римские сосны выделялись на фоне желтеющего неба, и хотя часто видел их и прежде, казалось, что не видел их никогда; мягкий, покатый холм был серебристо-серым от олив, и повсюду виднелись тёмные одинокие кипарисы. Медитация была взрывом, не чем-то тщательно спланированным, придуманным и сконструированным с определённой целью. Медитация была взрывом; взрыв не оставлял никаких осколков прошлого. Она взорвала время; ему уже никогда больше не надо было останавливаться снова. В этом взрыве ничто не имело тeни, а видеть без тeни — значит видеть вне времeни.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Затем, в момент глубокого осознавания, мы ощущаем себя неотделимыми от всего прочего; собственно тогда даже нет этого «прочего», от которого мы отделены.
Такие наблюдения следует очень запоминать.