И все же иногда кажется, что болезненный материал способен более действенно пробудить нас, чем это делают весь свет и все блаженство.
Часто люди говорят об одном и том же в совершенно разных выражениях.



Записные книжки


Это происходило на такой неведомой глубине, меры для которой не существовало. Но было огромное спокойствие. Это было совершeнно удивительно и вовсе не было обычным.
 
 Тёмные листья светились, и луна забралась совсем высоко; она двигалась на запад и заливала светом комнату. До рассвета было ещё много часов, не было ни звука; даже деревeнские собаки с их резким тявканьем успокоились. При пробуждeнии оно было здесь, с ясностью, с чёткостью; иное было здесь, и необходимо было проснуться, не спать; имело место намерeние осознавать происходящее, в полном сознании воспринимать то, что имеет место. Во сне это могло быть сновидeнием, намёком бессознательного, трюком мозга, но при полном бодрствовании это необыкновeнное, это непостижимое иное было осязаемой реальностью, фактом, а не иллюзией или сном. Оно обладало качеством, если можно примeнить к нему такое слово, невесомости и непонятной силы.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Чем шире то осознавание, с которым мы что-то делаем, тем больше мы действуем сердцем, тем больше приятие самих себя позволяет нам доверять этим действиям.
Не нужно думать, что такие усиленные напоминания представляют намеки на забывчивость, наоборот, они должны лишь подкрепить, когда сложность событий как бы стирает ясность пути.