Тогда даже техника беседы при помощи сердца, описанная выше, становится техникой беседы с собою.
Они отличаются от окружающих их и как бы знают свое назначение.



Записные книжки


Рано утром, задолго до рассвета, Орион владел небом, и холмы были безмолвны. Только через долину на глухой, низкий крик совы на более высоких, лёгких тонах откликалась другая сова; в чистом спокойном воздухе их голоса разносились далеко, и они подлетали всё ближе, пока не устроились, похоже, где-то в отдельно стоящей группе деревьев; потом они ритмично пере кликались друг с другом, одна на более низких тонах, чем другая, — пока не закричал человек и не залаяла собака.
 
 Это была медитация в пустоте — в пустоте, не имеющей границ. Мысль не могла следовать за ней туда, и она осталась там, где начинается время; не было и чувства, которое искажало бы любовь. Это была пустота без пространства. Мозг никак не участвовал в этой медитации; он был совершeнно спокоeн, уходя в себя и выходя наружу в этом спокойствии, но никоим образом не становясь причастным этой безграничной пустоте. Весь ум воспринимал или ощущал или осознавал происходящее, и всё же он не выходил за свои собствeнные пределы, был чем-то посторонним, чуждым. Мысль — препятствие для медитации, но только медитация может устранить это препятствие.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Простор не приказывает чему-то прийти или чему-то остаться; он просто не мешает проявиться природе ума.
Каждое мгновение человек или творит, или разрушает.