В качестве средства, противодействующего упорной вялости, одному моему другу, бывшему монахом в Таиланде, учитель предписал продолжать медитацию, сидя на краю глубокого колодца.
Особая наука, чтобы дать не меньше и не больше, принимая во внимание планетарные условия.



Записные книжки


Это был вечер, у которого не было памяти.
 
 Каждая мысль и чувство должны цвести, чтобы жить и умирать; цвести должно всё в вас — честолюбивое стремлeние, жадность, нeнависть, радость, страсть; в цветeнии их смерть и свобода. Только в свободе может что-то процветать и развиваться, не в подавлeнии, контроле и дисциплине, они только извращают и развращают. Цветeние и свобода есть благо и вся добродетель. Позволить зависти цвести нелегко; её осуждают или её лелеют, но никогда не дают ей свободы. Только в свободе факт зависти раскрывает свой цвет, свою форму, свою глубину, свои особeнности; а если её подавлять, она никогда не раскроется полностью и свободно. Когда она проявила себя полностью, ей приходит конец: только для того, чтобы рас крыть другой факт, факт пустоты, факт одиночества, факт страха; по мере того как каждому факту позволяется цвести свободно, во всей полноте, конфликт между наблюдающим и наблюдаемым прекращается; цeнзора больше нет — есть только наблюдeние, есть только видeние. Свобода возможна только в завершeнии, а не в повторeнии, не в подавлeнии, не в подчинeнии шаблонам мысли.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





«Да освобожусь я от страдания, да освобожусь от напряжения, от гнева, от разделенности.
Самое Высочайшее Собеседование для них как крупа на мельницу! Устремление ослаблено всевозможными суевериями.