Когда высокая ценность работы над собой становится более очевидной, мы подходим к практике с большей чистотой.
Ту же задачу можно продолжить над рукописями, над цветными поверхностями и вообще на предметами, бывшими в человеческих руках.



Записные книжки


Она держала себя так, будто была взрослой молодой леди, полной уверeнности, и в ней ощущалась странная отчуждённость. Наблюдая за ней на фоне реки и деревьев, вдруг чувствовали вы, что смотрите за чаепитием без всякой эмоции, без всякой мысли, с полным безразличием ко всему, к тому, что может случиться. И когда девочка ушла к тому дереву над рекой, это вы ушли, это вы сели на землю, пыльную и неровную, это вы подняли обломок палки и бросили его на берег, вы, одинокий, неулыбчивый, лишённый заботливого ухода, внимания. Вскоре вы поднялись, побрели прочь, огибая дом. И, странным образом, вы были голубями, белкой, мчащейся вверх по дереву, тем неумытым чумазым шофёром и рекой, что текла так спокойно. Любовь не является скорбью, любовь также не состоит из ревности, но она опасна, потому что она разрушает. Она разрушает всё, что человек выстроил вокруг себя, кроме кирпичей.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Поэтому когда я слышу, что не каждое занятие бывает «сверхотличным», я чувствую только облегчение, потому что у медитирующего имеется возможность сидеть с неприятным хламом, имеется случай пронаблюдать ум, когда тому хочется находиться где-то в другом месте.
Но кроме причин космических, и в самом человечестве имеется основание быть потрясенным.