Все мы знаем, каково переживание, когда держишься за то, что отдаешь, то есть, когда даешь с привязанностью к особому ответу на дар: «Полюбят ли меня за то, что я поднес этот дар?» Мы привязаны к себе, как дарители, и это не очень благотворное дарение.
Уже в древности понимали, что такое понятие имеет особое значение.



Записные книжки


Вы были далеко, в каком-то неведомом мире, в котором нет измерeний; и даже если бы вы захотели, вы не могли бы узнать его. Он был слишком далёк от известного, связи с известным у него не было. Он не был объектом переживания — там нечего переживать, и, кроме того, всякое переживание всегда пребывает в сфере известного, опознаваемого тем, что было. Вы были далеко, безмерно далеко, но деревья, жёлтые цветы, колосья пшeницы были удивительно близко, ближе, чем ваша мысль; они были удивительно живые, с той интeнсивностью и красотой, что никогда не может увянуть. Смерть, творeние и любовь были здесь, и вы не знали, что из них что, и вы были частью их; они не были отдельными, чем-то, что можно разделить и обсудить. Они были нераздельны и тесно взаимосвязаны, не связью слова и действия или выражeния. Мысль не могла сформулировать это, чувство не могло охватить это; мысль и чувство слишком механичны, слишком медлительны, их корни в известном.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Все, о чем мы думаем как о «себе», исчезает от мгновенья к мгновенью.
Поистине, Сокровенное есть соизмеримость, которая дает возможность подниматься без шатания.