К смерти здесь не испытывают большого уважения, большого сочувствия.
Раздражение и беспокойство не могут помочь полезному исследованию.



Дитя с зеркалом


Скоро нечего будет есть нам! Не может земля прокормить всех, скоро и воды не достанет всем!”
 Слушали пророка этого учeники его, стражи природы, и хлопали в ладоши свои влажные, до красноты били.
 
 Я же дивился на слова его. Чьи слова слышал я, если не слова жадного? Для чего хочет он беречь природу свою, если не для себя? О ком думает он, изгоняя больных и калек, если не о себе? Кого лишним считает он на земле, если не других? Смешон жадный, осуждающий жадного, если не понимает он этого, и гадок, если понимает.
 
 И вот что сказал я стражам сим, когда умолк оратор, слывший учителем, и зовётся у них проповедником:
 “Как же заботитесь вы о природе, если думаете о себе, а не о ней? Или лжёте вы, или же заблуждаетесь.
 
 Плох идол, но хуже, когда их два! Вы же числа не знаете идолам вашим! И отличить не можете вы обед от убийства: когда обедаете вы, то кажется вам, что убиваете, а когда убиваете вы, то не видите, что так вы обедаете. Вот почему говорю я, что имя вам — “нeнасытные”! Нельзя заботиться о человеке, но думать при этом не о человеке самом, а о “здоровом”, "хорошем", “достойном” вас человеке. То, как оно есть, должны сказать вы, а не писать на знамёнах своих лозунги с пропусками и многоточиями!
 Я же скажу вам, что нет между людьми разницы никакой, ибо человек — это не то, что о нём вы думаете, а то, что есть он! Если же нашли вы различие между людьми, то уступили вы страхам вашим!
 Вот почему, когда слушает вас Заратустра, думает он: хороши речи ваши, да нет в них честности, ибо вы непоследовательны.
 
 И вот что скажу я вам: "Верно, суждeно умереть человечеству, видимо, устроeно оно так. Но коли смерть его неизбежна, так пусть уж лучше умрёт оно от заботы о человеке, чем от заботы о страхах его!".
 
 И вот ещё что: если и вправду заботитесь о природе вы, а не о собствeнных страхах и знаете вы, что надорвётся природа, вас прокармливая, то лучше б вам самих себя умертвить, чем так разглагольствовать да есть при этом! Но нет, продолжаете вы существование ваше, а значит, лжёте вы, когда говорите, что думаете о природе, и только!
 Не осуждает Заратустра вас за желание ваше питаться, тем более за желание ваше жить, но вот ложь вашу перeнести ему трудно! Лучше уж признать то, как есть оно, чем тешить себя иллюзиями! Нет от них проку, а ложь насилие порождает. И нет насилия хуже того, что делается с благообразной миной!”
 Так говорил я пророку их, но сделал он вид, что не понял мeня, или вправду не понял, как это бывает у идеалистов.
 
 Тогда вышел на улицу я и увидел, что танцуют там осёл ушастый, пёс шустрый, кот своевольный и петух звонкоголосый. Увидел я и смеялся теперь вместе с ними, ибо не думают они о смерти, а потому нет в смехе их страха! Добрый смех — добрый, даже если смех этот над глупцами, но смех бесстрашный!
 Готов ли и ты, друг мой, танцевать с тем, кто не боится смерти, ибо не думает он о ней, а живёт той жизнью одной, что дана ему рукою щедрою, как подарок, но которую сделали трусы из подарка себе наказанием?
  Твой Заратустра




  ОБ ИЗБАВЛЕНИИ


  Страсбург
 Привет, мой друг, привет! Прибыл я в город, где даже суд судит суд!
 Хорошая, надо признать, затея — судить суд — лучшего безумия и не придумаешь! Никому и в голову не придёт разбавлять воду водой, ибо бессмыслeнность и абсурдность этого ясна каждому.


  < < < <     > > > >  

Метки: самопознание характер медитация саморазвитие

Читайте также:

Самореализация и счастье





Если, к примеру, мы не говорим правду и, по крайней мере, знаем, что лжем, мы близки к раскрытию причин этого.
Неудовлетворения слишком часто от хотения личной выгоды.