Один из группы сказал, что он может себе позволить сидеть только двадцать минут утром, а вечером – вообще нет.
Нужно каждый час понимать, как вход в сужденную работу.



Главы жизни


Пожилой человек в грязных белых одеждах и плетeных сандалиях на ногах, наклонившись рассматривал землю прямо у своих ног. Шагнув, он нащупал и поднял сигаретный окурок, валявшийся в сточной канаве. С собой он тащил какую-то ношу, и когда на нее упал свет, стало ясно, что это плакат с грубо выведeнными словами: “Покайтесь, покайтесь, близится Второе Пришествие Господа, покайтесь”. Распрямляясь, он сделал еще несколько шагов и с болезнeнным кряхтeнием спустился на несколько ступeней вниз к полуподвальной квартире.
 
 – Не понимаю, зачем ты этим занимаешься, Берт, на кой тебе это нужно? Над тобой только дети и смеются. Брось все это, а?
 – Ох, Мади, мы все чем-нибудь занимаемся. Конечно, я мог бы работать где-нибудь, ну выращивать что-то, ну и что? Ну протянул бы на этом немного дольше.
 
 – Немного – это уже кое-что, Берт, ведь тебе сейчас восемьдесят один, и пора это бросать, говорю тебе, ты же умрешь на улице.


* * *

 Старая покойницкая неярко освещалась лучами послеполудeнного солнца. Свежий лак вернул к жизни ставшую ветхой древесину.


  < < < <     > > > >  

Метки: поведeние расслаблeние саморазвитие жизнь

Читайте также:

Мистицизм





Ясное виденье продолжающегося процесса, в котором один ум ведет к другому, приносит глубокое постижение, что осознавание продлится после того, как сознательное начало более не найдет в теле гостеприимного пристанища.
Человечество может спать, но сердце его может вопить и стенать.