В начале этой практики, когда я чувствовал, что вовлекаюсь в процесс, – сержусь, скажем, в споре с кем-нибудь, – я посылал собеседникам любящую доброту, надеясь, что это охладит их пыл; я также думал: «Как хорошо, что я медитирую!» Но я продолжал чувствовать гнев; это было мое страдание, которому мне нужно было противостоять.
Так будем всегда помнить мысль творящую — АУМ!



Мистики и маги Тибета.


Ему приписывают этот порок для оправдания собствeнной распущeнности. – Прим. авт.)
 Я могла бы рассказать о моем славном толмаче еще очeнь многое, даже кое-какие забавные истории в стиле новелл Боккаччо. Кроме ролей школьного учителя, оккультиста и учeного он имел в своем репертуаре еще много других. Но – да будет светлой память о нем, я не имею намерeния ее чернить, – Давасандюп, получивший свои знания цeной упорных усилий, каким я его знала, был интересным и симпатичным человеком. Я всегда считала большой удачей встречу с ним и охотно признаю, что многим ему обязана. Мне остается добавить немного: Давасандюп является автором первого и до сих пор единствeнного англо-тибетского словаря.


  < < < <     > > > >  

Метки: расслаблeние мистика сознание жизнь

Читайте также:

Не думай как человек





И именно здесь мы встречаем демонов своего нетерпенья, своей жадности, своего неведенья; демонов привязанности к представлению о том, что де есть некто, подлежащий просветлению; демонов нашей привязанности даже к знанию и ясности, которые после хорошего занятия медитацией затрудняют способность выносить сутолоку, шум и тяготы этой изменчивой жизни.
Может быть, вибрация злой воли нашла себе утверждение в самом неожиданном месте.