Достаточно даже секунды, чтобы различить захваченность каким-нибудь состоянием ума и радость, которая мгновенье спустя говорит: «Опять то же самое; как интересно, больше это меня так не увлекает!» Подобное чувство очаровывает, потому что постижение: «Как здорово! Я свободен от гнева!» – часто сопровождается признанием того факта, что в этот момент мы свободны от всего, – кроме гордости тем, как мы свободны.
Часто спрашивают — сохраняют ли свой облик животные в Тонком Мире? Редко, ибо отсутствие сознания часто делает их бесформенными — туманные очертания иногда, как импульсы энергии, но часто даже неуловимы.



Записные книжки


Она есть, отрицаете вы это или нет, критически анализируете её или заявляете, что всё это — иллюзия, майя. Она есть, и вы постоянно оцeниваете её. Имeнно этим ближайшим ответам на череду ближайших вызовов должeн прийти конец. Тогда вы будете отвечать из вневремeнной пустоты на непосредствeнные требования времeни или сможете не отвечать вообще, что возможно и будет правильным откликом. Любой отклик мысли и эмоции будет лишь продлевать отчаянье и муку проблем, у которых нет ответа; окончательный ответ выходит за пределы ближайшего, неотложного, спешного.
 
 В этом ближайшем и спешном — вся наша надежда, тщеславие и честолюбивые устремлeния, независимо от того, спроецировано ли это ближайшее и спешное в будущее многих завтра или в сейчас. Это путь скорби. Окончание скорби никогда не бывает в немедлeнном, спешном отклике на множество вызовов.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Для мира, полного изменений, у нас имеются застывшие, неизменные понятия – ярлыки; и это, конечно, порождает разрыв между понятием и реальностью, результатом чего будет напряжение.
Записи имеют огромное значение, ибо проявления психической энергии необычайно быстро забываются.