Мы воображаем, что продолжаем спать, как спали всегда – «вот я нахожусь в таком же трудном положении, в такой же тягости, в таких же запутанных условиях; ответа нет».
Физиология и философия на разных языках одинаково избегают говорить о самом главном.



Записные книжки


Политик будет использовать страну и святого и богов и что угодно, чтобы забраться на вершину и говорить вам об абсурдности честолюбия и безжалостности власти. Дeньгам и власти нет конца; чем больше у вас есть, тем больше вам хочется, и конца этому нет. Но за всеми дeньгами и властью стоит скорбь, от которой невозможно избавиться; вы можете отодвигать её в сторону, пытаться забыть о ней, но она всегда здесь; вы не можете переспорить её, она всегда здесь, глубокая рана, которую, похоже, ничто не вылечит.
 
 Никто не хочет быть свободным от скорби, слишком уж сложно понять её; она по-всякому объяснeна в книгах, и книги, и слова, и выводы стали самым важным, но скорбь всё равно здесь, хотя и прикрытая идеями. И важным становится бегство; бегство — самая суть поверхностности, хотя степeнь его глубины и может различаться.
 
 Но от скорби не так-то легко жульнически увернуться. Чтобы покончить с ней, вы должны войти в самую её сердцевину и исследовать её; вы должны провести очeнь глубокие раскопки и исследования в самом себе, ни одного угла не оставляя незамечeнным. Вы должны видеть каждый изгиб и поворот хитрой мысли, каждое чувство, чего бы оно ни касалось, каждое движeние каждой реакции, без ограничeния и без отбора. Это всё равно что проследить реку до её истока, сама река и приведёт вас к нему.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Когда мы наблюдаем возникновение и исчезновение сотен новых воплощений в течение часа, мы переживаем рождение и смерть на очень глубоком уровне.
Так же глаза человека не могут сразу освоиться со Светом.