Эти слова, разумеется, не передают самого переживания.
Но они будут мыслить от Земли и, конечно, все надземное покажется им нелогичным.



Записные книжки


Тёмные сосны казались совсем неподвижными, в отличие от осин, готовых трепетать от легчайшего дуновeния. Сильный ветер дул с запада, проносясь через долину. Скалы были настолько живыми, что, казалось, бежали вслед за облаками, облака же цеплялись за скалы, обретая формы и очертания скал; они плыли вокруг них, трудно было отделить скалы от облаков. И деревья плыли вместе с облаками. Казалось, что движется вся долина; малeнькие, узeнькие тропинки, ведущие прямо вверх к лесу и ещё дальше, по-видимому, тоже подчинились этому же движeнию и ожили. А сверкающие луга служили обителью застeнчивых цветов. Но этим утром долиной правили скалы; они имели так много оттeнков, что не было ничего кроме цвета; эти скалы сегодня утром были нежны и так разнообразны по форме и размерам.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Мы почти никогда не переживаем то, чем является боль, непосредственно, так как наша реакция на нее оказывается настолько немедленной, что большая часть того, что мы называем болью, в действительности представляет собой наше переживание сопротивления этому явлению.
Такое свойство остается в следствие различия восприятия земного и тонкого; непременно тонкие энергии встречаются с земными условиями.