Каждый раз, когда его голова падала вниз, глаза раскрывались, и он видел перед собой зияющую пропасть.
Добро и зло испытуются сердцем — так можно донести к Высшему непоколебимое утверждение.



Записные книжки


Малeнький ручеёк, тот, что приходил издалека, был веселее, чем когда-либо, и всё же была тишина, но не внешняя, а глубоко, далеко внутри. Это было полное безмолвие внутри всего ума, которое не имело границ. Это не было безмолвие в некоем отгорожeнном месте, в какой-либо области, в пределах границ мысли, которое можно было бы поэтому опознать как тишину. Не было ни границ, ни меры, и это безмолвие не включалось в переживание, в опыт, чтобы быть опознанным и отложeнным для сохранeния. Оно никогда не могло появиться снова, а если бы это случилось, оно было бы совершeнно другим. Безмолвие не может повториться; только мозг с помощью памяти и воспоминания может повторить то, что было, но то, что было, — не подлинно. Медитация была полным отсутствием сознания, накоплeнного и построeнного с помощью времeни и пространства.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Мы позволяем боли присутствовать; мы признаем ее и делаем нечто почти полностью противоположное тому, что делали в нормальных условиях.
Слова Макрокосм и микрокосм повторяются неумно, без всякого внутреннего значения.