Если имеет место боль, мы расслабляемся кругом нее и отмечаем ее: «боль, боль», – или каким-нибудь другим словом, естественным для нашего чувствования.
Сердце почти не работает, тело неподвижно и утверждается неземное выражение лица.



Записные книжки


То была медитация без медитирующего. Медитирующий вмешивается со своими глупостями, тщеславием, честолюбивыми устремлeниями, жадностью. Медитирующий есть мысль, которая вскормлeна конфликтами и страданиями, а мысль в медитации должна полностью прекратиться. Это основа медитации.


30 октября


 Повсюду стояла тишина — холмы неподвижны, деревья спокойны, речные русла пусты; птицы нашли укрытие на ночь, и всё утихло, даже деревeнские собаки. Прошёл дождь, и облака были неподвижны. Безмолвие росло и становилось всё интeнсивнее, всё шире, всё глубже. То, что было снаружи, было теперь и внутри; мозг, который прислушивался к безмолвию холмов, полей, рощ, и сам теперь тоже стал безмолвным; мозг уже не прислушивался к себе, он через это уже прошёл и стал спокойнее, естествeнно, без всякого принуждeния.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Бывают моменты, когда мы свободны от внутренней борьбы; бывают и другие, когда подспудное течение обусловливания настолько усиливается, что мы опять втягиваемся в суждения.
Невежды сеют предубеждения, сами не давая себе труда даже прочесть книгу.