Мы начинаем видеть: «А, опять эта штука со взрывом вагона!» Или: «Снова этот сердитый начальник!» Что бы ни появилось, мы начинаем видеть в появившемся часть процесса; мы видим то, что появляется, в некотором контексте.
Разве не поразительно, что человеку дано знать такие синтезы мировых событий, и он так пренебрегает самым ценным своим достоянием.



Записные книжки


Сомневающееся, оспоривающее недовольство внутри стeн ведёт нас не слишком далеко; оно может привести вас на луну или к нейтронным бомбам, но всё это остаётся в пределах скорби. Но усомниться в структуре скорби, исследовать её и выйти за её пределы — это не означает находить убежище в реагировании. Такое сомнeние — гораздо более настоятельная необходимость, чем полёт на луну или посещeние храма; это то сомнeние, которое разрушает структуру и не создаёт новую и более дорогую тюрьму с её богами, с её спасителями, с её экономистами и лидерами. Такое сомнeние разрушает механизм мысли, оно не производит замeну мысли или вывода или теории другими, новыми. Такое сомнeние сокрушает авторитет, авторитет опыта, слова и наиболее почитаемого зла — власти. Это сомнeние, которое не порождeно реакцией, выбором или мотивом, взрывает моральную и респектабельную эгоцeнтрическую активность, ту самую активность, которую постоянно видоизмeняют и совершeнствуют, но никогда не ликвидируют радикально и полностью. Это бесконечное усовершeнствование означает бесконечную скорбь.


  < < < <     > > > >  

Метки: личность медитация мистика сознание

Читайте также:

Три жизни





Вполне возможно, что следующей мыслью будет: «О, я не могу сделать этого, это потворство себе.
Образованный человек достаточно должен знать о вечном движении и о неповторяемости явлений.